Арт-обзор. Ностальгические опусы Михаила Карасика и Тимура Новикова

В галерее «12 июля» и Центре современного искусства им. С. Курёхина открылись выставки М. Карасика и Т. Новикова, художников, осмысливших настоящее через образы прошлого. 

Михаил Карасик «Жезл и посох Твой – опора мне!»

«Печаль», 1987-1989

В галерее «12 июля» открылась выставка литографий художника-графика, издателя и куратора Михаила Карасика (1953-2017). Название выставки – «Жезл и посох Твой – опора мне!» – восходит к переводу 22 псалма Давида, выполненному поэтом-авангардистом Анри Волохонским с древнееврейского, оказываясь абсолютно созвучным представленным в экспозиции работам, посвященным сюжетам из Библии.

Фигура Михаила Карасика уникальна не только в контексте российского художественного пространства, но и, пожалуй, мирового: вряд ли кто-нибудь из современных художников мог бы сравниться с Михаилом Семёновичем в степени увлеченности таким весьма редким жанром в искусстве, как книга художника. В этом жанре Карасик начал работать в конце 1980-х годов, наследуя и развивая традиции любимого им русского авангарда 1910-1930-гг., который был предметом его постоянных исследований. Особенностью книги художника, выдающиеся образцы которой были созданы русскими авангардистами М. Крученых, В. Хлебниковым, И. Зданевичем и другими, является ее уникальное оформление, в котором слово, написанное или набранное особым типографским способом, и изображение тесно связаны между собой и образуют единое художественное целое.

Это особое отношение к слову как своего рода драгоценности, выразилось не только в создании Михаилом Карасиком многочисленных малотиражных опусов на стихи Пастернака, Бродского, Хармса, Цветаевой, Гарсиа Лорки, а также на тексты Священного Писания, но и в отдельных литографиях, в которых текст, формально отсутствующий рядом с изображением, тем не менее, как бы слышится «за кадром».

Так, библейские литографии Карасика предлагают зрителю принципиально иной темпоритм всматривания, размышления и пребывания в пространстве, который ощущается при чтении библейского текста. Неспешность фигур, очерченных просто, угловато и даже «грубо», но при этом наделенных предельной выразительностью жеста, их сосредоточенность, внутренняя погруженность, переносят зрителя в иное измерение мышления и чувствования. Да и сам способ создания литографий, при котором художник вручную шлифует тяжелый печатный камень (когда в современных условиях можно легко и быстро напечатать изображение с компьютера), мгновенно дает привкус архаики, древности, которая шла в ногу не со временем, но с вечностью. Примечательно, что рядом с литографиями, посвященными сюжетам исхода из Египта или явления трех ангелов Аврааму, оказались листы, озаглавленные «Плов готовят» или «Курильщики наркотиков», говорящие уже не о древнем библейском Востоке, но о вполне современном, с которым Карасик достаточно хорошо познакомился во время путешествий и нашел там своих мудрецов. Очевидно, что дух библейского текста ощущается художником как живой и актуальный по сей день, а сюжеты Писания в его интерпретации оказываются неожиданно и пронзительно близки мирочувствованию современного человека, с трудом верящего в возможность чудесного лова рыб.

Выставка работ Михаила Карасика продлится до 5 июля. Галерея «12 июля» (наб. канала Грибоедова, 100) открыта во вторник, среду и четверг с 15:00 до 20:00.

 

Выставка работ Тимура Новикова «Сады Тимура»

«Счастье в садах», 1993 и «Антиной», 1992

Сады из бархатных и парчовых тканей, декорированные цветочными орнаментами, раскинулись в Центре современного искусства им. С. Курёхина. Их создателем стал Тимур Новиков (1958-2002) – культовая фигура на российской творческой сцене 1980-90-х годов, при жизни активно выставлявшийся в Европе и США.

Свой путь художника Новиков начинал в конце 1970-х: сначала в составе группы «Летопись», а затем – объединения «Новые художники». Участники обоих творческих союзов продолжали традиции русского авангарда, связанные с направлениями примитивизма и экспрессионизма. В его пейзажах этого времени отчетливо слышны ноты и живописных партитур Роберта Фалька, которые особо ценились и в своем роде «перепевались» кругом Арефьева.

Однако постепенно Новиков, который был не только художником, но и автором и участником перформансов, театральных постановок, а также концертов «Поп-механики» и группы «Кино», теоретиком, писателем, куратором, создателем первых в России рейвов и просто неустанным «генератором» новых идей, постепенно приходит к предельно ясному и лаконичному, «знаковому» художественному языку, деля картину линией горизонта на две части и помещая на ее поверхности, как правило, одну-две фигуры. При этом в качестве «холста» Новиков все чаще использует куски ткани. Иногда он соединяет два тканевых полотна разных цветов, иногда обходится одним, но в обоих случаях Новиков мастерски создает эффект огромного, бесконечного пространства, в котором крошечные фигуры – дома, самолета, дерева – кажутся какими-то до болезненной трогательности хрупкими.

«Рыбы», 2000

А затем он приходит к неоакадемизму как (утопическому/иллюзорному) пристанищу Прекрасного и Возвышенного – категорий, давно отвергнутых модернизмом, создавая те самые орнаментальные парчи и бархаты, в центре которых в бисере и виньетках помещает образы амуров и аполлонов наравне с легендарными мечтателями и рыцарями-эстетами Оскаром Уайльдом и Людвигом Баварским.

Эти странные в прямом смысле полотна, в которых при желании можно увидеть лишь пародию на «классику» и китч, тем не менее, поразительно, почти по-детски искренни в желании художника обрести утерянный рай прекрасного образа, которым можно просто наслаждаться, устремляясь в цветущие заоблачные дали.

Выставка, приуроченная к 60-летию Тимура Новикова, продлится в Центре Курёхина (Лиговский пр., 73) до 14 октября. Расписание работы Центра: понедельник – суббота с 11:00 до 20:00.

Текст и фото: Мария Харитонова, искусствовед, автор проекта «Искусство вместе»

Картина на обложке: М. Карасик «Исход», 1989. Триптих

Теги: ,

Оставить комментарий