110 лет со дня рождения Кэтрин Хепбёрн

Кэтрин рассказывала, что в ней живёт некое беспокойное существо, которое, стоит только воцариться покою, начинает твердить: «Эй, что происходит? Почему мы теряем время? Давай-ка возьмёмся за дело!..» Это существо называлось Актриса. Порой Кэтрин позволяла существу властвовать, а порой пыталась заставить его молчать и прятаться. Научившись управлять им, она сумела получить пользу от их сосуществования.
Почему мы говорим об этом, как говорили бы о раздвоении личности? Да потому, что иногда так и кажется, что Кэтрин Хепбёрн было две.
Одна – «сокровище», гордость нации, талантливая, успешная, способная украсить даже плохонькую киноленту и получившая множество наград. А другая забывала свои реплики и каменела на сцене, её не раз увольняли из театров, ей не доставались желанные роли, её называли «отравительницей успеха» и она в отчаянии порывала с кинематографом и сценой.

Однако и в первом воплощении – удачливом, даровитом и признанном – Хепбёрн часто вызывала раздражение, непонимание и потоки критики. Причин тому было несколько. Например, она являла собой совершенно новый типаж женщины, актрисы и персонажа. Общество, привыкшее к мягким, приятным, послушным, несколько беспомощным и знающим своё место женщинам, с оторопью смотрело на Кэтрин – сильную, своенравную, какую-то остроугольную, часто носившую брюки, не скрывавшую своего ума и знаний и умевшую многое делать своими руками, даже бортировать колёса на автомобиле. Публике, критикам и коллегам было трудно принять подобное. Так что, ей здорово повезло, что нашлись кинодеятели, которые разглядели в тощей, угловатой девчонке интересные задатки и не побоялись дать ей шанс.
Неустанно работая над собой, Хепбёрн достигла потрясающих высот профессионального мастерства, но – даже когда у неё уже было два первых «Оскара», то есть её актёрские способности оценили высочайшим образом – от реакции консерваторов нельзя было уберечься. Одним из самых ярких примеров – в духе «не читал (не видел), но осуждаю» – был бунт партнёра Кэтрин по съёмкам. Несмотря на то, что это она настояла на его кандидатуре, актёр, узнав, что ему предстоит изображать любовь с Хепбёрн, пришёл в бешенство: «С НЕЙ?! Как вы себе это представляете?! Мне ведь даже не совсем понятно, мужчина это или женщина! Говорят, она почти никогда не красится и не делает маникюр! Вы-то сами уверены, какого Хепбёрн пола?!..»
А потом этот буйствующий мужчина – Спенсер Трейси – не только благополучно снялся с той, кого он так ругал, но и закрутил с ней роман, который длился больше четверти века. Кэтрин стала для него не только желанной женщиной, любовницей, но и другом, психологом, а потом и сиделкой. Их отношения были весьма непростыми, в том числе, из-за ревности Спенсера, его тяги к алкоголю и того, что он не считал нужным разводиться с первой женой, однако Трейси и Хепбёрн могли искренне сказать, что они друг для друга – та самая любовь всей жизни. Их роман наверняка продлился бы и дольше, проживи дольше Трейси. Но он из-за болезней покинул свою возлюбленную и этот мир, а Кэтрин пришлось ещё долго жить одной, ведь ей судьба отмерила без четырёх лет век.

Кстати, Хепбёрн как-то сказала: «В возрасте как таковом я не вижу ничего особенного или романтического. Нет ничего интересного в том, чтобы быть старым или в том, чтобы быть молодым. В любом возрасте вы либо интересны, либо нет…»
Она была очень интересным человеком, люди хотели знать о ней как можно больше, но она избегала интервью. Она даже на церемонию вручения «Оскара» никогда не являлась, хотя там её ждали 12 раз – именно столько номинировали нашу героиню, и этот рекорд очень долго никто не мог побить. А четырёхкратных обладателей «Оскара» вообще только двое – Кэтрин Хепбёрн и Вуди Аллен.
К счастью, после 80-ти лет актриса взялась за мемуары, и, благодаря им, мы можем многое узнать о её жизни, начиная с той самой поры, как в один майский день 110 лет назад она появилась на свет.

Произошло это в городе Хартфорд, столице американского штата Коннектикут, где решил обосноваться её отец – Томас Хепбёрн, врач-уролог. Он был таким многообещающим молодым специалистом, что мог выбирать место работы из солидного списка, включающего престижные нью-йоркские клиники. Но не престиж, не сверхдоходы и не большие города привлекали доктора Хепбёрна, он хотел приносить пользу людям и уделять побольше времени своей семье. А семья, как решил мистер Хепбёрн вместе со своей жёнушкой Кэт, непременно должна быть большой.
Хартфорд им вполне подошёл – всё-таки столица штата, а не дыра какая-нибудь, но при этом не грохочущий мегаполис, а приятный город с обилием парков и спортивных площадок. Доктор Хепбёрн сам увлекался спортом и поощрял подобную тягу в своих детях. Миссис Хепбёрн к спорту была равнодушна, но терпеливо и сдержанно наблюдала, как отпрыски носятся наперегонки, ныряют с вышки, скользят на катке, кричат на корте или лупят по бейсбольному мячу. У неё имелась своя зона ответственности, и дети – а их было шестеро, начиная с тёзок родителей, старшеньких Тома и Кэтрин – получали от неё не только заботу и тепло, но и пример рассудительности, умения держать себя в руках и при этом бороться за то, во что веришь.
Родители Кэтрин Хепбёрн были удивительными людьми. Несмотря на разногласия по ряду вопросов, они умели идти на компромисс, прислушиваться к другому мнению и стараться радовать друг друга, поэтому жили душа в душу, оставаясь единомышленниками. А взаимная поддержка им была необходима – прогрессивные и образованные люди, единодушно выступающие за права женщин и темнокожих, призывающие решать проблемы образования, здравоохранения и мн. др., они вечно были на переднем крае общественных движений и часто сталкивались с непониманием. К слову, миссис Хепбёрн, относящаяся к суфражисткам, вовсе не была грубой или неженственной – как некоторые представляют себе разных эмансипе. Она всегда оставалась настоящей леди, изящной и опрятной, и успевала не только бороться за важные изменения в обществе и вести умные беседы, будучи высокообразованной женщиной, но и отвечать за домашнее хозяйство, нежно любить детей и заботиться о большом семействе.

Принято считать, что актриса Кэтрин Хепбёрн родилась в богатой семье, но финансовое благополучие Хепбёрнов и в лучшие годы покоилось на трёх китах: доле маминого приданого, жаловании отца и рациональном использовании денег. Именно последнее, хотя доходы вовсе не были большими, позволяло этому семейству содержать дом, нанимать прислугу, покупать автомобиль и откладывать детям на учёбу. А образование Хепбёрны ставили очень высоко. Их дети резвились, сколько угодно – дома и на улице, шалили, занимались спортом, но и про учёбу не забывали.
Вот Кэтрин выросла из худенького веснушчатого ребёнка в изящную девушку и прекрасно отучилась в колледже, в связи с чем могла бы сделать иную, не актёрскую карьеру. Какую? Ну, например, дипломатическую или стать переводчиком – она хорошо знала несколько языков. Могла состояться и её спортивная карьера, ведь Кэтрин успела стать отличной фигуристкой, ныряльщицей, одной из лучших ракеток штата, а как гольфистка она была и вовсе одной из первых в стране, и если бы ушла в спорт, то в мире стало бы на одного олимпийского чемпиона больше, а не на артистку.
А ведь и папа Хепбёрн был не очень-то рад, когда старшая дочь после колледжа вдруг заговорила о сцене. Нет, он, конечно, помнил, что Кэтрин с юных лет с большим удовольствием принимала участие в любительских постановках, но можно ли было воспринимать это как серьёзный сигнал? И стоило ли в таком случае получать серьёзное образование? Проще было пойти на актёрские курсы или, скажем, выйти замуж – за режиссёра или продюсера и требовать от благоверного доказательств любви в виде ролей.

К слову, о замужестве: Кэтрин могла не делать никакой карьеры вообще, выйдя замуж и став просто одним из элементов светского общества, роскошной бездельницей. Её любящий супруг Огден Лэдлоу Смит, которого друзья и близкие звали Лэдди, непременно позволил бы ей подобное. Этот юноша, за которого Хепбёрн вышла замуж в 22 года, не был таким уж богачом, но кое-какие средства у него имелись, кроме того, он стал вполне успешным брокером и был бы рад содержать и баловать жену.
Однако Кэтрин… Она очень хорошо относилась к Лэдди, но ещё лучше она тогда относилась к себе, была о себе очень высокого мнения и всерьёз нацелилась на бродвейскую сцену. А потом, после первых успехов без колебаний собралась в Голливуд, хотя муж был против её переезда. В общем, не удивительно, что их брак просуществовал лишь около пяти лет. Но бывшие супруги, в основном, благодаря невероятному добродушию Лэдди, остались друзьями, более того, в тяжелые годы, а были такие и у голливудской звезды, мистер Смит очень помогал Хепбёрн.
Много позже Кэтрин говорила: «Я вела себя по отношению к Лэдди как свинья. А он был сущим ангелом, он был щедрым и, представьте себе, не считал ужасными и напрасными годы, проведенные со мной. Он говорил, что я всего лишь дико амбициозный ребёнок…»

Если говорить об амбициях, а они у Хепбёрн, безусловно, были велики и не сиюминутны, можно вспомнить пьесу «Филадельфийская история». Её написали специально для Кэтрин и главная героиня была похожа на Кэтрин – энергичностью, взрывным характером и едкой иронией. Премьера спектакля прошла с ошеломительным успехом, и простые зрители, и критики отзывались о «Филадельфийской истории» и Хепбёрн очень хорошо. На Бродвее спектакль прошёл 415 раз, во время гастролей по стране – ещё 254 раза, пьеса принесла больше миллиона $ дохода, и Кэтрин, как говорят, причиталась четверть этой суммы. Но она предусмотрительно и заблаговременно договорилась получить вместо гонорара права на экранизацию пьесы. Кстати, тут ей помог эксцентричный миллиардер Говард Хьюз, с которым у неё был непродолжительный роман – помните фильм «Авиатор»? Там Кэтрин Хепбёрн играла Кейт Бланшетт, а Говарда Хьюза – Леонардо Ди Каприо.
Так вот, заполучив права на «Филадельфийскую историю», на которую облизывались многие кинодеятели, Хепбёрн пошла прямиком к владельцу студии «Метро-Голдвин-Майер» Луису Майеру и раскрыла карты. По договорённости, которой они достигли, студия Майера получит возможность снять филь по упомянутой пьесе, если режиссёром будет Джордж Кьюкор, главная роль останется за Кэтрин и если исполнителей главных мужских ролей тоже выберет она. И стало так. Правда, в смысле актёров пришлось «подвинуться», довольствуясь Кэри Грантом и Джеймсом Стюартом, ибо выбранные Спенсер Трейси и Кларк Гэйбл уже были заняты на съёмках.
Сложись тут всё несколько иначе, роман Трейся и Хепбёрн, должно быть, начался бы на два года раньше, но они об этом знать не могли и плыли по волнам, пока Кэтрин не пришла снова к Луису Майеру со сценарием фильма «Женщина года», приглашение в который и вызвало приснопамятную вспышку возмущения у Спенсера Трейси.

Но Кэтрин ничего не боялась. Ни гнева, ни слухов, ни возможного наказания. Если она была уверена в том, что затеяла, остановить её не смел никто. Она разрывала контракты со студией, в то время как другие артисты прозябали и унижались, подчиняясь кабальным условиям. Она разводилась и, не таясь, крутила роман с женатым мужчиной в тот период, когда в Голливуде царил особенно ханжеский этический кодекс. Она отказывалась жить по шаблону голливудской супер-стар и играть по неписаным голливудским правилам. Хепбёрн даже не боялась выступать в поддержку американских коммунистов в эпоху, когда любой мог, как минимум, потерять работу за подозрение во взглядах, неподобающих жителю капиталистического мира.
А вот Кэтрин некоторые побаивались, и доброжелатели даже намекали Одри Хепбёрн, что ей лучше взять псевдоним, а то ведь с Кэтрин станется рассердиться и устроить младшей коллеге и однофамилице неприятности. Но ничего такого, конечно, не случилось. Бесстрашную, упрямую, требовательную и к себе, и к другим Кэтрин многие напрасно считали надменной и неуживчивой.
Возможно, коллеги были правы, когда утверждали, что из-за её перфекционизма с ней очень нелегко работать. Однако невозможно отрицать и вершин мастерства, достигнутых ею, недаром знаменитый Теннесси Уильямс говорил: «Кэтрин – актриса, о которой мечтает каждый драматург. У неё текст звучит намного лучше, чем он написан, она умеет высветить все смысловые оттенки, заложенные в каждой произносимой ею фразе…»

П. С. Посмотреть на великую Кэтрин Хепбёрн, а кое-где и послушать, как она “высвечивает смысловые оттенки”, можно в фильмах, собранных тут:
1. «Филадельфийская история»
2. «Воспитание крошки»
3. «Долгий день уходит в ночь»
4. «Женщина года»
5. «Лев зимой»
6. «Угадай, кто придет к обеду?»

Теги:

Оставить комментарий