Франц Вертфоллен “Дон-Кихотское”

Так я ушёл из дома —
Там перевелись драконы.
Я ушёл промокать под испанским дождём,
Праздновать плоть, а может — объем.

По началу Тристан был коровой,
А Изольда — простой швеёй.
Они долго любили друг друга,
А потом объявили бой.
И все рыцари плясали тамбукку,
И все рыцари кричали : «Ура !»
Если голову пускают по кругу,
Значит, то — моя голова.

Все ветряные мельницы упорно поют одно,
Но, кажется, я — слишком болен, чтобы искать там дно.
А красота — бесполезна, она есть, оттого, что — есть.
Раз там не бывает драконов, они точно должны жить здесь.

Гвинивьевра упала на Ланселота
Тяжелой морской змеей.
Они б долго любили друг друга,
Но за ними пришёл конвой,
Где все рыцари глотали саке,
Где все рыцари чтили коран.
Если солнце поёт в животе —
Грядёт время идти на таран.

Все ветряные мельницы упорно молчат одно,
Но, пожалуй, я — слишком рыцарь, чтобы искать там дно.
Во мне раньше была невинность,
Боже, неужели она всё ещё есть?
Раз там истребляют драконов —
Они точно должны жить здесь.

Однажды сэр Персиваль встретил странную ведьму,
Что призывно махала ему хвостом.
Неискушённый путник
Подумал —
Вопросы грааля пора оставлять на потом.
Инквизиторы ведь — предобрейшие люди —
Они вечность кого-то жгли.
И доказали — в какой бы посуде
Не подавать угли —
Бог остаётся богом.

А все рыцари знают — самый короткий путь к цели — это вообще никуда не идти. Но я не понимаю, что делать, когда красота, как коза, встает на моем пути.

И плевать —

Если сквозь жёлтые кости пройдут все возможные токи,
Если из узкой глотки изгнать все проросшие строки –
Вряд ли мне будут дороги их останки.

А все ветряные мельницы никогда не поймут одно —
Красота — неизбежна, неискоренима, как то —
Единственное, что у нас всё-таки есть —
Кроме моих драконов.

Я их оживляю здесь.

Теги: ,

Оставить комментарий