Джон Кольер

Если где-нибудь надо показать изображение леди Годивы – ну, помните, той легендарной графини, которая выполнила издевательское условие муженька, душившего свой народ налогами, и проехалась по городу верхом и голышом во времена, когда в англо-саксонских землях о нудизме и речи не шло… Так вот, если нужно показать эту сердобольную даму, решившуюся на публичное обнажение, лишь бы муж снизил налоги, то, скорее всего, возьмут работу знаменитого художника викторианской эпохи Джона Кольера.
Как минимум, потому что Годива на его картине хороша и изображена не в момент спора с мужем или “принятия главного решения”, а в тот, что интересует большую часть публики – когда обнажённая и смущённая леди выполняет условие спора.

Другого ню у Джона Кольера немало. Хотя, конечно, заказчиков-современников он изображал на парадных портретах одетыми, впрочем, качество полотен от этого не страдало. Вообще же тематическое разнообразие в работах Кольера велико: от всевозможных мифических, библейских, исторических сюжетов до остроумных фантазий (вроде «Дьявол катается на коньках по замёрзшему Аду») и сцен в антураже 30-ых годов XX века, до которых живописец дожил.

Джона Кольера принято называть в числе самых талантливых учеников великого Альма-Тадемы, хотя он учился и других мастеров. Редкий случай – отец Джона поощрял занятия отпрыска изобразительным искусством, правда, не только потому, что видел одарённость сына, но и оттого, что не было серьёзной необходимости, чтобы Джон пошёл по стопам папеньки, выбрав судебное, военное и (или) дипломатическое ведомство – это сделал старший брат Джона, получив заодно наследный титул лорда. Художнику титула не досталось, зато досталось больше свободы.

Кроме живописи Джон Кольер был знаменит тем, что породнился с самим «Бульдогом Дарвина» – Томасом Хаксли, зоологом, членом (и однажды даже президентом) Лондонского королевского общества, учёным, который поддерживал не только линнеевские традиции в биологии, но и – ещё более пылко – идеи Дарвина, что тогда так будоражили мир. У Томаса Хаксли было немало внуков, среди которых – и Олдос Хаксли, который стал прославленным писателем.

Джон Кольер подарил «Бульдогу Дарвина» двух внучек и одного внука, женившись на дочерях зоолога – Марион и Этель. Ну, не сразу, конечно, не одновременно. Он, вообще-то выбрал Марион Хаксли, которая тоже была художницей, они прожили вместе в общей сложности почти 8 лет, супруга родила Кольеру старшую дочь, но умерла от пневмонии, которой предшествовала то ли серьёзная послеродовая депрессия, то ли нервный срыв по иной причине. Через пару лет после смерти первой жены Джон сделал предложение её сестре Этель, и та ответила согласием, хотя для заключения брака им пришлось съездить в Норвегию, поскольку в Британии подобные союзы тогда приравнивались к кровосмешению.

 

Картины Кольера в подборе «Где культуры»: vk.com/gdekultura

Теги: , , , , ,

Оставить комментарий