«Антигона. Редукция»: от сложного к простому

Воистину, удивительное свойство искусства – обнаруживать и проявлять свою актуальность ровно ко времени. Так, многие тексты недавних лет внезапно становятся кровоточащей болезненной повесткой дня, а спектакли по этим текстам невольно превращаются в самостоятельный политический манифест, мощное злободневное высказывание. Подобная участь не обошла и спектакль «Антигона. Редукция» Марии Галязимовой по одноименной пьесе Аси Волошиной, сыгранный на площадке Театра Поколений.
Сюжет, зародившийся ещё в античности и переживший несколько точных актуальных реинкарнаций, драматург Волошина подстроила под отечественные реалии – и пазл сложился идеально, без единого зазора. Сейчас верится с трудом, что Ася написала свою пьесу в таком уже бесконечно далёком от нас 2013 году. За девять лет не просто ничего не поменялось в лучшую сторону, напротив, всё лишь усугубилось, зло перестало скрываться и хладнокровно обнажило свой лицемерный циничный лик. В болезненно-кривом зеркале пьесы отражаются отечественные неприглядные реалии, но девять лет назад описывать их считалось актом злободневной едкой сатиры. В современных же исторических условиях текст прямо на глазах у публики превращается в опасную бомбу замедленного действия: одно неосторожное максимально актуальное слово или высказывание – того и гляди рванёт! Подвергнутый авторскому осовремениванию исходный древнегреческий сюжет словно бы и не претерпел никаких принципиальных изменений, такой вот удивительный парадокс. Да, текст Волошиной пестреет явными отсылками – аллюзиями на Россию начала «десятых», но античные корни крепки и пугающе очевидны. Что там девять лет, прошедших с написания Асиной пьесы – тут ничего во многом не меняется веками и даже тысячелетиями. Вечные ценности, которые мы заслужили, ничего не скажешь.



Храбрая бунтарка Антигона здесь по-прежнему упорно (или всё-таки упрямо?) готова пойти наперекор царскому указу и похоронить родного брата Полиника (пусть он трижды предатель!) во что бы то ни стало, ценой собственной жизни. Невероятное огромное мужество или нелепая неоправданная глупость? Риторический вопрос, оставленный на сладкое, над которым зрителям ещё предстоит серьёзно подумать, принять окончательное решение, сделать единственно верный для каждого выбор. Шпаргалок с подсказками тут не будет, публика до выводов дойдёт сама. А вот артисты, время от времени выходя из своих сценических образов, представят на обломках разрушенной четвертой стены краткие личные монологи о самом важном: о государстве и власти, о политике и законе. И этот вектор спектакля также призван заставить публику задуматься не только над собственно сюжетом, но и над глубинными смыслами. Задуматься, провести параллели, многое осознать.

В интерпретации Аси Волошиной отважную Антигону не просто лишают жизни – даже малейшее упоминание о ней исчезает в принципе. Был человек, и нет человека. Плюс небольшое переписывание истории (опять эта пугающая актуальность, не правда ли?), куда уж без этого. В подобных делах особой государственной важности все средства хороши. Но все же мы про Антигону знаем и помним, вопреки всем тщательнейшим цензурным правкам, а это значит, что она все-таки победила.

Спектакль Марии Галязимовой сделан предельно аккуратно: самые острые моменты текста здесь уравновешены спокойной формой. Постановка не претендует на мощное и громкое плакатное высказывание, где актуальные смыслы просто-таки бьют в глаза зрителю. Есть в этой переосмысленной «Антигоне» место и нежной лирике, и комическим ноткам – чтобы разбавить концентрацию серьёзного и оттенить общую суть. Важную роль тут играет и ставка на телесность (хореограф Елена Шакирова), в которой одновременно и отсылка к античной основе, и способ показать персонажа максимально открытым, чистым, незамутнённым.

Актёрские работы здесь замечательно продуманы и проработаны. Анастасия ЦыпинаАнтон ЛеоновАлександр НасенковАлексей Бостон и Ирина Каминская воплощают образы своих героев объёмно и максимально наполнено. Особую атмосферу спектакля создает также нервная дискомфортная музыка, визуальные же эффекты обеспечивают впечатляющую картинку (сценограф Александра Хлусова, художник по свету Юлия Кулешова). Кстати, а что же такое «редукция»? О, это термин серьёзный и многозначный. Остановимся, пожалуй, на формулировке «логико-математический приём сведения сложного к простому». И у создателей спектакля, у всех причастных к этой постановке выполнить этом приём получилось в полную силу.

Текст: Марина Константинова
Фото из группы спектакля

Теги: ,

Оставить комментарий