Две Евы и ни одного Гитлера

Режиссёр Такого театра Варя Светлова представила публике свой взгляд на личность Евы Браун.

Спектакль EVA – феминистический, сексуальный, провокативный и дерзкий, как сама Браун. Даже хронометраж смелый – почти 4 часа, поэтому может порадовать, что в зал пускают с кофе и вином из бара. Но спать вряд ли захочется.

В спектакле две Евы: одна из них (актриса Полина Васильева) – сорванец и бунтарка, это героиня в детстве и юности, она дерзит и провоцирует демонстративным поведением. Браун действительно была шаловливой и подвижной, любила спорт и постоянно проказничала в школе. Другая Ева (актриса Ниёле Мейлуте) – хрупкая и тихая, не сломленная, но повзрослевшая и погрустневшая. С флегматичным видом она рефлексирует о своей жизни. Единственный вопрос, который заставляет её нервничать: любили ли вы когда-либо? И тут – сюрприз! – появляется не Гитлер, а отец Евы, Фриц Браун.

Отстранённый, мрачный и властный немец (никого не напоминает?) устанавливает с дочерьми формальные отношения, требуя послушания. Фриц, судя по его биографии, не был святым, на что режиссёр намекает сценой с инцестуозными мотивами. Однако выглядит всё подобающе: он упорно чтит дисциплину и правила, даже если это лишь фасад. В отличие от покорных сестёр, средняя дочь Браунов рискует эти правила нарушать.

Но не Евой единой: помимо главной героини на сцену выходят и другие магнетические женщины. Да так выходят, что взрывают первый акт! Танцуют в чулках и ультракоротких шортиках из латекса под песню, достойную стать гимном феминизма («Вставьте берушки в свои нежные мужские ушки»).
Эти костюмы подошли бы для рекламы «магазинов укрепления семьи», но Такой театр так видит «первых леди Третьего рейха». Магда Геббельс, Герда Борман и Ангела Раубаль-Гитлер (даже имена звучат жёстко!), «женщины, статус которых повышать уже некуда», смотрятся в латексе органично и стильно.
Самая брутальная и яркая из них – актриса Юлия Гришаева, до этой сцены она уже сыграла суматошную мать Евы, а теперь перевоплотилась в сестру Гитлера Ангелу, которая будущую невестку крепко невзлюбила. (На момент написания этого текста Юлия получила премию «Золотой софит» за роль в другом спектакле Такого театра – «Бумерит», чему мы очень рады!)
Во время сексапильных танцев в стиле садо-мазо голос за кадром выдаёт краткое досье на каждую из немок: Магда Геббельс, например, убьёт шестерых своих детей, после чего покончит с собой.

Микс лёгкой формы и тяжёлого содержания плюс постоянные чередования – тихого и громкого, медленного и динамичного, трагического и комического – позволяют удерживать внимание 4 часа подряд.



    В спектакле есть вторая сюжетная линия, там, наоборот, почти все герои – мужчины. И, в отличие от умных и красивых железных леди, все они – растяпы и неудачники. Шайка комичных заговорщиков с предводителем (актёр Александр Худяков мечтают убить фюрера, но их идеи заведомо провальны. Когда их соратница предлагает стоящий план, от неё отмахиваются: ну не может же женщина предложить что-то дельное. Ей поручают единственное, для чего годятся женщины – соблазнять.

    С историей Евы эту шайку объединяет немногое: в обоих сюжетах присутствует голос актёра Игоря Грабузова. Равнодушно, как следователь, он задаёт неудобные вопросы и давит на слабости. Позже заговорщики будут рассуждать о (не)допустимости одной жертвы ради спасения тысяч жизней. Убийство убийцы – это тоже убийство.

    EVA состоит из трёх актов, каждый следующий – короче, мрачнее и тише предыдущего. В начале спектакля много Евы-бунтарки, затем на время две ипостаси встречаются: взрослая героиня объединяется со своей детской частью и становится сильнее, смелее. Ближе к концу Ева-сорванец изгнана взрослой Евой. Неунывающему дерзкому голосу внутри неё больше нет места в новых обстоятельствах. Пространство и время как будто сжимаются вокруг героини. Становится тесно и печально, как в бункере, где она проведёт свои последние дни, который станет для неё и залом бракосочетания, и смертным одром. Под венец Ева – и в жизни, и в спектакле – шла не в невинно-белом, а в трагически-чёрном длинном шёлковом платье. Под венец — как на плаху. Мечты сбываются, но иногда не так, как мы представляли. Ева Браун стала Евой Гитлер всего на 36 часов. А потом убила себя.

    Глубокого анализа этой личности или подробной её биографии ждать не стоит: спектакль не даёт слишком много ответов, поощряя к самостоятельному поиску. Ниёле Мейлуте даже говорит под конец: так и непонятно, кто же была Ева Браун. Ответ на этот вопрос не очень-то нашли даже историки и биографы: о ней мало известно и мало написано. Нет единого мнения, например, чем были две её попытки самоубийства – невозможностью жить без любимого или фарсом, призванным привязать к себе самую могущественную личность XX века. Инсценировка это была или нет, но после её попытки застрелиться фюрер стал к ней более благосклонен, что выражалось и в финансовой щедрости. Был ли он тронут силой её чувств или просто не мог себе позволить очередной громкий скандал – также неизвестно. Годом раньше застрелилась его племянница и любовница Гели Раубаль, которая, кстати, была младше своего дяди на 19 лет, ей было 23 года. Некоторые историки считают, что именно Гели (Ангелика) – свободолюбивая и самобытная – была настоящей любовью Адольфа, ею он бредил. Было ли это самоубийство, убийство по заказу врагов фюрера или по приказу его самого – об обстоятельствах её смерти доподлинно известно так же мало, как и об истинных отношениях Гитлера и Браун. Есть даже версия, что они не были любовниками, а функция Евы заключалась в том, чтобы минимизировать количество вопросов о личной жизни фюрера. При этом он не афишировал отношения с ней, публично утверждал, что любит только Германию, а Ева числилась секретаршей.

    Сама Браун уж точно не хотела быть невидимкой: она с детства мечтала стать актрисой, любила моду, наряды, фотографию. В 17 лет устроилась работать в фотоателье, где и познакомилась с Гитлером (ему тогда было 40). Она жаждала внимания и восхищения и наслаждалась ими.

    Спектакль EVA делает Еву Браун видимой. Она здесь – не тень Гитлера, не просто любовница могущественного диктатора, а отдельная, самодостаточная личность. У которой есть своё прошлое, свои слабости («Я просто люблю всё красивое»), своя жизнь до и во время Гитлера. И даже в самом конце – не совместное самоубийство, а своя собственная смерть.

    Возможно, поклонники Такого театра не увидят чего-то кардинально нового, но посмотреть постановку не хуже предыдущих («Эффект Чарли Гордона», «Билли Миллиган», «Мария Стюарт» – режиссёры Игорь Сергеев и Варя Светлова) – уже большая радость. Следующий показ спектакля EVA намечен на 24 ноября. Два антракта можно провести в баре: на площадке «Скороход» вкуснейший кофе, идеальный по соотношению цена-качество.

    Текст: Ирина Орлова, фото: Елена Карпова

    Спектакль создан при поддержке Министерства культуры России

    Теги: ,

    Оставить комментарий