Группа «Полюса»: «Мир дал нам возможность повзрослеть»

Беседа с участниками команды «Полюса» состоялась в последнее апрельское воскресенье на прогулке по значимым для музыкантов местам: от дома, где когда-то располагался клуб «Цоколь», до здания, в котором находился культовый рок-клуб «Молоко». Лидер команды Илья Разин и бас-гитарист Виктор Санков говорили о вдохновении и песнях на заказ, поделились мнениями по поводу ситуации в современной музыке и рассказали о взаимоотношениях внутри команды. Как относится к своим юношеским стихотворным опусам Илья Разин спустя годы? Каково место группы «Полюса» в современном шоу-бизнесе? Читайте об этом и не только – в свежем материале Марины Константиновой для проекта «Где культура».

Марина Константинова: 4 мая в музее современного искусства «Эрарта» вы представите публике акустическую программу. Чем отличается подобный формат? Требует ли акустика особой подготовки?

Илья Разин: Во-первых, на этих концертах мы позволяем себе сидеть. Также исполняем несколько иную программу: играем песни, которые никогда не представляем в электричестве. Возможно, как раз в «Эрарте» достанем кое-что из акустических запасов.

М. К. Что сложнее, изначально акустическую песню сделать в электрическом звучании или наоборот, электрическую версию переработать под акустику?

Виктор Санков: Любая песня, как мне кажется, изначально акустическая. Она ведь нуждается в гитаре.

И. Р. Тут я с Виктором, конечно, поспорил бы. Не всегда так получается. Некоторые песни уже существуют в голове, а затем просто перекладываются на ноты и репетируются.

М. К. Акустические концерты иногда превращаются в настоящие творческие вечера с вопросами в записках и живым общением. Бывает ли у вас такое?

И. Р. Бывало, но редко.

В. С. Записки и вопросы не присутствуют, но случались на наших выступлениях признания в любви, предложения руки и сердца после конкретных песен. Это более глобальные вещи, я считаю.

М. К. И как вы реагируете на это?

И. Р. Мы не перестаём играть. Наши эмоции не должны прерывать музыкальный ряд.

М. К. Чего ждать поклонникам от грядущего концерта? Готовы ли вы приоткрыть завесу тайны?

И. Р. Нет уж, пусть тайна останется тайной.

М. К. Чем вы руководствуетесь при составлении сет-листа концерта?

И. Р. Я могу сказать, что в сет-листе должна быть некая волна. Концерт должен в итоге стать большим драматическим произведением, где всё находится на своих местах.

М. К. Этот концерт будет не первым вашим выступлением в «Эрарте». Как вы относитесь к этой площадке и что думаете по поводу современного искусства? Вдохновляет ли оно вас?

И. Р. К современному искусству мы относимся, как и к любому другому. Разницы нет.

В. С. Когда приезжаешь в «Эрарту» на саундчек, то неизбежно проходишь мимо всех этих экспонатов и с современным искусством соприкасаешься. А по поводу вдохновения (задумывается). Любая случайная вещь, даже вот этот мусор на асфальте, способна стать источником создания новой песни. Развить историю можно практически из ничего.

М. К. И все же, что способно вдохновить на творчество, помимо мусора под ногами?

И. Р. Вначале было слово. Меня именно это и вдохновляет. Случайно подслушанные обрывки фраз, например. А искусство, в свою очередь, перерабатывает подобные эпизоды, рождая самостоятельные произведения.

М. К. Сколько вам нужно времени от источника вдохновения до получения конкретного результата?

И. Р. Это всегда по-разному. Но есть мнение, что хорошие вещи должны быть сделаны быстро.

М. К. А быстро значит качественно?

И. Р. Быстро – не значит некачественно. Иногда, чтобы поймать нужный момент, нужно все очень четко понимать и формулировать, а потом запечатлеть.

М. К. Меня всегда интересовало, возникает ли в давно сложившемся коллективе некий «птичий язык», взаимопонимание с полуслова? Есть ли подобное в вашей команде?

И. Р. На самом деле, это такие тонкие вещи, их сложно объяснить. Мозг человека вообще-то способен к прогнозированию. И мы вот с Виктором, скажем, готовы предугадать эмоции прочих участников группы и предпринять те или иные действия.

М. К. А как у вас в команде с чувством юмора? Это ведь тоже важно для взаимопонимания.

И. Р. Мне кажется, единственное, что спасает группу или, скажем, брак от распада – как раз чувство юмора.

В. С. Серьезно. Кроме шуток.

М. К. Случалось ли так, что та или иная песня в процессе работы над ней менялась до неузнаваемости?

И. Р. Такого я не припомню. Мы никогда не делаем какую-то заготовку, так называемую «рыбу». Песня как-то сразу сама рождается и всё.

М. К. Поговорим о поэзии. Среди музыкантов есть тенденция превращать стихи известных поэтов, например, Бродского, Маяковского, Есенина, в песни. Чьё творчество вы хотели бы использовать как материал для песен? Может, какие-то стихи должны оставаться стихами?

И. Р. Неприкасаемых у нас нет. И каждый музыкант, в силу своего таланта, может придать поэзии песенную форму.

М. К. Какая песня, родившаяся из стихотворения, вам лично нравится больше всего?

И. Р. У Саши Васильева действительно неплохо получилось со стихотворением Маяковского.

М. К. Илья, помните ли вы свои первые поэтические строки?

И. Р. Я тут как-то наткнулся на свои старые школьные записи, листал их и хохотал. Очень смешно, конечно, читать всё это спустя годы. То есть, это такие серьезные стихи о любви, написанные в подростковом возрасте. Вот, например, строки:

И чувство нехватки тебя,

Как каменный дом, вырастало.

М. К. Сейчас происходит настоящий бум рэпа, проводятся баттлы и версусы. Как вы относитесь к рэп-культуре, и возможны ли, на ваш взгляд, подобные мероприятия в рок-среде? Приняли бы вы участие в подобном состязании?

В. С. Рэперы – прикольные ребята, они умеют быстро говорить и четко формулировать мысли.

М. К. Кого из молодых музыкантов вы считаете перспективными?

И. Р. Я ради интереса послушал Гречку, вокруг которой сейчас так много разговоров. Да, безусловно, там есть что-то от Егора Летова и Янки Дягилевой, но до их уровня она не дотягивает. Пока, к сожалению, говорить о каких-то новых ярких именах не приходится.

М. К. Есть то, о чем вам давно хочется написать песню?

И. Р. Нет какого-то чёткого плана в духе «а вот давайте напишем о том-то и том-то». Мы ловим воздух и вдохновение в нём.

М. К. А могли бы написать на спор, исходя из азарта?

И. Р. Вполне возможно. Здесь важен призовой фонд (смеётся). Кстати, я когда-то переводил  с английского песни на заказ, было дело. Но для этой работы надо иметь особый склад ума.

М. К. Верите ли вы, что искусство способно изменить мир?

И. Р. Да, причем как в лучшую, так и в худшую сторону. Когда оно подбивает на какую-то гадость, это сразу становится заметно. У зла больше шансов обратить на себя внимание.

В. С. Провокация всегда вызывает реакцию. За хорошее не хвалят, но за плохое наказывают.

М. К. Какое вы занимаете место в шоу-бизнесе, как сами считаете?

В. С. Мы просто находимся вне его. Сейчас эта сфера окончательно отделила искусство от развлечения.

М. К. Мы сейчас идем от Третьей Советской к Перекупному переулку, где-то неподалеку начинался ваш творческий путь?

И. Р. Вот как раз здесь, в Перекупном переулке, группа «Полюса» дала свой первый концерт.

М. К. Вы тогда еще вместе с группой «Конец фильма» выступали, насколько я знаю.

И. Р. Да, и меня поразила их песня со словами: «Девушка с глазами мидии подарила мне хламидии». Это запомнилось навсегда.

М. К. Как менялось ваше внутреннее ощущение от концерта к концерту: от начальных выступлений до первой большой программы?

И. Р. Мы пережили достаточно большой временной отрезок для понимания того, как на людей действуют те или иные песни. Не было такого, чтобы популярность обрушилась внезапно. Мы же не в семнадцать лет прославились, в конце концов. Мир дал нам возможность повзрослеть. 

С группой «Полюса» беседовала Марина Константинова

Фото: Сергей Спиридонов

Теги: , ,

Оставить комментарий