«Из жизни насекомых» Светланы Бень

Терменвокс, скрипка, рояль и Светлана Бень — вокалистка «Серебряной свадьбы»выступила в Эрарте 6 ноября с новым проектом «Из жизни насекомых».

Электромузыкальный инструмент, придуманный изобретателем Львом Терменом, в Петербурге можно услышать нечасто. Ещё реже терменвокса здесь звучит голос белорусской певицы, актрисы, поэта и режиссёра Светланы Бень. Её кабаре-бэнд «Серебряная свадьба» полюбился многим и не только в России — музыканты гастролировали и в Европе, но недавно группа перестала давать концерты. После этого у поклонников был шанс увидеть Беньку либо в качестве режиссёра (она активно ставит детские спектакли в Беларуси, а в Петербурге участвовала в «БТК-фест» на базе Большого театра кукол), либо в составе «Микрокабаре», в этом формате они выступают с мужем (барабанщиком Артёмом Залесским) и исполняют песни «Серебряной свадьбы». 


Проект «Из жизни насекомых», который увидели гости Эрарты, не имеет с творчеством СС почти ничего общего. Его создатели говорят, это нечто среднее «между эпической драмой и детскими считалочками», истории о жизни насекомых среди людей и людей среди насекомых. Представление построено на стихах Николая Олейникова — советского писателя и поэта из круга ОБЭРИУтов, которого расстреляли в 1937 году. 

— Вместе с Даниилом Хармсом, Олегом Григорьевым и другими авторами такого наивного абсурдистского склада он сформировал меня как поэта. Их поэзия отмечена чёрным юмором, иронией и самоиронией, вместе с философским осмыслением абсурда нашей жизни, и мне это близко, — сказала Светлана Бень в интервью «Беларусскому журналу». 

Среди прочего Николай Олейников создал множество стихотворений о маленьких животных и насекомых. Например, душераздирающую драму «Таракан»: 

Таракан сидит в стакане, 
Ножку рыжую сосёт, 
Он попался, он в капкане, 
И теперь он казни ждёт. 
Он печальными глазами 
На диван бросает взгляд, 
Где с ножами, с топорами 
Вивисекторы сидят. 

Таракан к стеклу прижался 
И глядит, едва дыша… 
Он бы смерти не боялся, 
Если б знал, что есть душа. 
Но наука доказала, 
Что души не существует, 
Что печёнка, кости, сало — 
Вот что душу образует. 

Против выводов науки 
Невозможно устоять 
Таракан, сжимая руки, 
Приготовился страдать. 

Эту печальную историю Света Бень исполнила в свойственной ей трагическо-иронической манере. Забралась на постамент и размахивала огромными деревянными палками-руками, изображающими лапы кровожадных вивисекторов: «ВИВИСЕКТОР!!! Сектор-сектор-виви-виви!». 



Другой яркий номер — история о блохе Петровой, точнее, о её безответной любви с несчастным концом. Ради него Светлана даже сменила балахон на облегающее платье с блёстками: 

Она бешено влюбилась 
В кавалера одного! 
Помню, как она резвилась 
В предвкушении его. (…) 

Она юбки надевала 
Из тончайшего пике, 
И стихи она писала 
На блошином языке (…). 

Он её сменял на деву — 
Обольстительную мразь — 
И в ответ на все напевы 
Затоптал ногами в грязь. 

И теперь ей всё постыло — 
И наряды, и бельё, 
И под лозунгом «могила» 
Догорает жизнь её. 

Остальные зарисовки про тараканов, мошек, блох, кузнечиков, птиц и мух не менее трагичны — всего номеров 14. Передавать драматизм помогал не только актёрский талант Беньки (в этом проекте она выступает к тому же режиссёром, вместе с Дмитрием Богославским), и звуки рояля (Даша Мороз), скрипки (Алёна Дербина) и терменвокса (Артём Арташевский), но и визуальный ряд за спиной актрисы. 

Он изображал то звёздное небо, то очертания главных героев — птицы, которую исследует Дарвин, или мухи, в которую влюбился мужчина, то бесконечные ряды цифр, как в «Матрице», то кровавые полотна в сцене расправы с несчастным тараканом. Созданная Марией Пучковой анимация призвана была вывести эту историю «на универсальный, космический уровень», и это удалось. Все выразительные средства объединились и спектакль стал единым полотном, на все времена. 

Интерес к миру маленьких созданий Светлана Бень проявляла ещё в «Серебряной свадьбе»: пела про птиц («Привет, воробушек!»), рыб («Жареный карась»), микробов («Микролюбовь»), а в «Пищевой цепочке» всегда разыгрывала сценку с гусеницей. Не исключено, что и первая часть названия её проекта «Микрокабаре» — связана в том числе с микробами. Но, конечно, «Из жизни насекомых» — это не только про маленьких существ: 

— Я просто хочу говорить о том, что не дает мне спать. Мне очень хотелось рассказать как можно большему количеству людей об Олейникове, и, наконец, я могу это делать. (…) Он жил в такое время, когда многие понятия были просто затёрты. И для того, чтобы их употреблять, поэту необходимо было помещать их в пространство такого жаргонного канцелярского псевдоромантического языка. Что и делали ОБЭРИУты, в том числе и Олейников, когда о высоких космических вещах говорили в форме нелепостей, детским языком. Мне нравится это сочетание, мне кажется, оно наиболее честное, — говорит Светлана в интервью «Беларусскому журналу». 

«Из жизни насекомых» — ещё более театрализованный проект, чем всё, что делала Светлана Бень раньше, здесь сильнее проявляется её талант режиссёра и актрисы, а не поэта и музыканта (музыку для постановки написал композитор Валерий Воронов). Это спектакль-концерт, но первое слово здесь главное. Сложно сказать, было бы это так же интересно зрителю, если бы на месте Беньки был кто-то другой. Но абсолютно точно, что на неё пойдут, чем бы она не занималась. Из Петербурга истории про насекомых отправились в Германию, а в декабре запланированы показы в разных городах Израиля. 

(Текст и фото: Ирина Орлова)

Теги: , , , , , ,

Оставить комментарий