Белый лотос

“Исцеление любовью”
спектакль Театра Натьи

Что вы скажете, когда узнаете, что в театрализованном представлении, наряду с классическим индийским танцем, звучат сонеты самого известного англичанина – Уильяма Шекспира, а музыкальной основой для танца служит знаменитое “Лебединое озеро” Петра Ильича Чайковского? Если вас это не удивит, значит, вы уже знакомы с единственным в России театром Натьи, спектакли которого рождаются в соединении разноплановых возможностей театра и классического индийского танца, традиции и смелого эксперимента.

Этот театр существует в Петербурге с 1998 года и открывает для зрителей древнейшее из сценических искусств – Натью, о котором повествует крупнейший древнеиндийский трактат – Натьяшастра. Он передаёт традиции театрального искусства, теории драмы и музыки, в том числе, индийского классического танца.

Создатель и руководитель театра и Школы искусств Натьи Милана Северская (духовное имя – Мандира) – независимый исследователь практики Натьи. Она совершила экспедиции в Южную Индию, где знания о традиционном искусстве были сохранены с наибольшей достоверностью. Там Мандира брала уроки у легендарных педагогов по классическому индийскому храмовому танцу стиля Мохини Аттам и Бхарат Натьям, и изучала искусство Натьи (пение, музыку, йогу). Сейчас Милана Северская является одной из лучших исполнительниц индийского классического танца в России.

В театре Натьи изучают и практикуют классический храмовый танец, ритм, музыка и пение, поэзия, мифология, пантомима, традиционный костюм и грим древнейшего искусства Натьи. Может показаться, что эти спектакли только для избранных, тех, кто понимает загадочные индийские названия и разбирается в тонкостях древнего сценического искусства, но это не так. Спектакли театра делают древний жанр Натьи доступным, понятным и интересным для современного зрителя.

Но это ни в коем случае не означает эксплуатацию великого искусства ради достижения каких-либо меркантильных целей. Деятельность театра не носит коммерческий характер. Танец в Индии – это средство духовного возвышения, преображения, способ постижения гармонии, единения с Мирозданием. Задачи театра сопряжены с задачами индийского танца, который открывает путь движению души к Абсолюту. И уже задача танцовщика – помочь зрителям почувствовать это состояние.
Поэтому в первую очередь каждое представление театра предполагает восприятие не разумом, но сердцем, душой.

Пластика, мягкость жестов, чёткий ритмический рисунок, красота традиционных индийских костюмов, переплетение культур Востока и Запада – всё это – составляющие спектакля “Исцеление любовью”, который был исполнен 17 декабря на сцене Дворца культуры им. Кирова. Этот спектакль рассказывает о любви в трёх её проявлениях. Первое из них – материнская любовь. Как любое истинное чувство, она безусловна. Второе – любовь между мужчиной и женщиной, таящей в себе и радость и печаль. И третье – любовь к Богу.

При этом спектакль посвящён 400-летию памяти Уильяма Шекспира. Эта оригинальная идея соединить классический индийский танец и сонеты английского поэта и драматурга принадлежит Милане Северской. Под её руководством создавался этот спектакль, премьерный показ которого состоялся в конце 2015 года.

Ещё до начала спектакля в помещении Дворца культуры чувствовалась особая одухотворённость казённого пространства: по лестницам, ведущим к театральному залу, рассыпаны лепестки роз, в фойе перед входом в зал негромко играет медитативная музыка. Всё это незаметно заставляет забыть обо всех заботах дня, отрешиться от обыденности и настроиться на чувственное восприятие красоты.

Как практически любое истинное произведение искусства, индийский классический танец требует серьёзной подготовки. Было время, когда эти танцы посвящались богам и исполнялись в храмах, а значит, исполнителями могли быть только жрецы и женщины, посвящённые в тайное знание. Сейчас эти танцы исполняются и для публики, но так же требуют соблюдения определённых правил и канонов. Это значит, что исполняться танец может только в “чистом пространстве”, где запрещено курение и распитие алкоголя. Танцор должен не просто разучить движения, но и обрести необходимые специфические знания, а также обладать духовной культурой. Дух и тело перед представлением необходимо привести в равновесие. Артистам за несколько дней до спектакля необходимо соблюдать умеренность в еде, поведении, нужно следить за своими мыслями и чувствами. Для современных танцовщиц мистический опыт проживания своего танца так же важен, как и для их предшественников. Как вы уже поняли, индийский танец – это не просто танец, но танец-медитация, танец-созерцание, танец-созидание.

Но зрители, пришедшие субботним вечером на спектакль затем, чтобы отдохнуть, насладиться прекрасным, могут ничего об этом не знать. Гости, зашедшие пораньше в зрительный зал, услышат рассказ о театре Натьи и специфике его спектаклей. А так же увидят, что пол сцены освещён перекрёстным светом софитов, а по её периметру рассыпаны розовые лепестки, стоят свечи. Все эти детали и общая атмосфера пространства заявят зрителям лишь о том, что сейчас будет исполнен не обычный спектакль, а что-то сродни ритуалу.

Начало спектакля сопровождается аплодисментами. Девушка в красном сари зажигает свечи. Действо начинается. Первый акт – это классический индийский танец под традиционную музыку. Любое движение, взгляд, поза имеют особое значение. Но зрителю знать каждое из них вовсе не обязательно, достаточно уловить общий смысл, в понимании которого помогает синхронно звучащий текст. Актрисы в красных сари, расшитых золотой тесьмой – Екатерина Белякова (она выступила хореографом-постановщиком своих номеров в спектакле) и Анна Пучинина – исполняют танец, символично открывающий пространство. Тот же танец, как бы обрамляя и придавая законченность спектаклю, будет исполнен этими артистками в конце.

Образы танцовщиц в ярких костюмах дополняют традиционные головные уборы и украшения, красные точки – тилаки между бровей и на стопах. На ногах – незаменимый аксессуар – браслеты с колокольчиками, которые звенят точно в такт музыке. И, конечно, особой деталью завершения образа является яркий макияж. Он делает глаза и брови более заметными и выразительными, ведь мимика – важнейшая часть этого танца. Но вся эта яркость образов не затмевает самого исполнения. Девушки синхронно, в такт музыке отстукивают пятками ритм. Их руки, словно змейки, плавно, мягко, но твёрдо изгибаются и “говорят” со зрителями на языке жестов – хаста мудра. С его помощью передаётся эмоциональное состояние, намёки и аллегории, способные вызвать нужные образы в воображении зрителя; буквальных жестов в танце очень мало. Тела исполнительниц замирают на доли секунды в сложных позах, которые переходят одна в другую. Даёшься диву, как можно в них удержать равновесие! Дуэтный танец сменяется сольным выступлением. И, в белом с золотой тесьмой сари, на сцене появляется Мандира. Особое внимание приковывает её лицо: игриво и выразительно “танцующие” брови, большие “стреляющие” глаза. Зрители, словно впадая в транс, как зачарованные, наблюдают за действием на сцене.

Стиль Мохини Аттам отличает особая пластика: округлость, мягкость движений, изящность линий. Исполнительницы спектакля пленяют, увлекают за собой и погружают зрителей в мир красоты, недаром этот танец называют “танцем чаровницы”. Так одно завораживающее выступление перетекает в другое, и каждое несёт свой смысл, но при этом дополняет общую идею спектакля.

Кажется, пора вспомнить и о Шекспире. Во втором акте танцевального спектакля новаторство и эксперименты театра Натьи вызывают удивление, восторг, культурное потрясение. Необыкновенно гармонично звучат строки сонетов, кажется, что они словно бы созданы для того, чтобы звучать смысловым сопровождением индийскому танцу. Мелодичный женский голос произносит их ровно, слова словно становятся зримыми и вплетаются тонкой золотой цепочкой в движения танцовщиц. Эффект создаётся чарующе красивый.

Казалось бы, что может быть ещё экзотичнее? Но есть в этом спектакле нечто более будоражащее воображение. Помимо индийских мелодий, сопровождает танцы классическая европейская музыка, а также в одном номере можно узнать песню канадской певицы Лорины Маккеннитт (Loreena McKennitt) “Cymbeline”. И вот зрительское открытие: произведение Бетховена удивительно сочетается с покачивающейся походкой и ритмикой Мохини Аттам.

Но невозможно себе представить, пока не увидишь вживую, что чувствует зритель, когда танцовщица исполняет индийский храмовый танец и звучит “Русский танец” Чайковского из “Лебединого озера”. Внутри что-то переворачивается, и сердце начинает биться чаще. Пятки исполнительницы (Мандиры) стучат об пол в такт музыке и вместе с ними отбивают ритм колокольчики на ремешках. Это пик спектакля, его самый напряжённый и совершенный момент.

Множество открытий для себя на этом представлении совершит зритель. Главным из них может стать, пожалуй, то, что вынесено в название спектакля. Возможность исцеления посредством любви от всей той боли и страданий, которые причиняет жизнь. В индийской культуре особое понимание любви. Не важно, взаимная она или нет, считается, что если любовь пришла к человеку, то он благословлён небом, и уже навсегда остаётся счастливым и никакие напасти не страшны его сердцу.

Во втором акте к трём исполнительницам присоединяется четвертая, Дарья Калмыкова (духовное имя – Дамаянти). Это дебют молодой танцовщицы, которая самостоятельно поставила два своих танца на стихи Шекспира, и исполнила их точно и тонко.

Весь второй акт на исполнительницах белые расшитые золотым сари – традиционный цвет для танца стиля Мохини Аттам. Белый цвет в индуистской философии – это смешение семи основных цветов, а это значит, что он заключает в себе частицу каждого из них. Он олицетворяет чистоту, святость, мир, знание. На юге Индии белый цвет ассоциируется с распускающимся цветком лотоса. И подобно этому цветку на глазах у зрителей распустился и расцвёл удивительный спектакль театра Натьи.

   

(Фото: Татьяна Лунько)

Теги: , , , , ,

Оставить комментарий