Времени нет

Вот я тебя вижу, а ты меня нет. Мы с тобой никогда не встретимся, но я хочу, чтоб ты знал одну вещь. Мое время идет иначе, чем твоё. Наше время не совпадает. У тебя своё время, и у меня своё. Мой мир отличается от твоего. И знаешь, что это значит? Это значит, что времени не существует. Повторить тебе ещё раз? Времени нет. Есть жизнь и смерть. Есть люди и животные. Есть наши мысли. И мир существует. И вселенная. А времени нет. Можешь не волноваться по этому поводу.

Спящие

Спящий мужчина — это зрелище, от которого могут прослезиться ангелы. Что стоят сейчас его мозги, бицепсы, чековая книжка, апломб, протекции и семейные связи? (…) Вот спящая женщина – совсем другое дело. Плевать нам на то, как она выглядит, лишь бы подольше находилась в этом состоянии.

Про доброту и щедрость

Так просто быть добрым. Нужно только представить себя на месте другого человека, прежде чем начать его судить.

Марлен Дитрих

Да, я всегда любила быть щедрой с друзьями. А с кем же еще, как не с ними? И потом — на сердце делается так тепло, когда другим доставляешь удовольствие.

Про дельфинов

Широко известен и очень важен тот факт, что истина зачастую совсем не такова, какой кажется. Например, на планете Земля люди всегда предполагали, что они разумнее дельфинов, потому что они придумали так много: колесо, Нью-Йорк, войны и т. д., а дельфины всегда только плескались в воде и развлекались.

У войны не женское лицо

Книга «У войны не женское лицо» Светланы Алексиевич «не о войне, а о человеке на войне», о женщине на войне. Автор много лет собирала эти материалы, беседовала с женщинами, прошедшими войну. Она сохранила интонации каждой рассказчицы, дополнила повествование своими мыслями и переживаниями. Каждая история очень личная, и каждая работает на главную цель книги: показать как ужасна, отвратительна, война

Весна и цивилизация

Как ни старались люди, собравшись в одно небольшое место несколько сот тысяч, изуродовать ту землю, на которой они жались, как ни забивали камнями землю, чтобы ничего не росло на ней, как ни счищали всякую пробивающуюся травку, как ни дымили каменным углём и нефтью, как ни обрезывали деревья и ни выгоняли всех животных и птиц, — весна была весною даже и в городе.

(Л. Н. Толстой “Воскресение”)