Сосны

В траве, меж диких бальзаминов, 
Ромашек и лесных купав, 
Лежим мы, руки запрокинув 
И к небу головы задрав. 

Трава на просеке сосновой 
Непроходима и густа. 
Мы переглянемся и снова 
Меняем позы и места.

Арсений Тарковский

Видимо, фотопортреты отображают не всё и не всегда, упуская порой нечто очень важное в человеке. Вот, к примеру, сейчас многие удивляются, почему это все, кто видел Арсения Тарковского своими глазами, в один голос твердили (и твердят) о его необыкновенной красоте?

«Притягателен для умов любого уровня»

Семья разорилась, и ему пришлось пойти работать. Трудился он в морском министерстве и отдал чиновничьей работе 10 лет. Немалый срок, особенно учитывая, что прожил он всего-то 43 года.
Позднее в архивах того министерства нашли его характеристику, где, среди прочего, было сказано: «Старательный чиновник, но плохо пишет…»

Франц Вертфоллен, два стихотворения

Франц Вертфоллен
“1187”

Даже с неба песок. По улицам – запах лаваша. От обреченности город становится краше. Муэдзины боятся уснуть – пропустить предначертанный фаджр. И их воспаленно-шершавые веки им натирают зрачки.

В СТЕНАХ…
Твоё величие оправдает заранее
Все мои мелочные грехи.
Безразличие – уже наказание,
Господи, Сохрани!
Сам ведь вложил в ладонь нежную рукоять меча,
Так сохрани меня от желания земли, титула и ручья
Твоей Святой Милости.

Пока мы лиц не обрели

Клайв Льюис написал, как вы понимаете, не только «Хроники Нарнии». Был у него, к примеру, фантастический роман «Пока мы лиц не обрели».
Знаменитый поэт и переводчик Илья Кормильцев, чьими трудами это произведение Льюиса стало доступно русским читателям, сумел превосходно передать идею и язык Клайва Льюиса.
Льюис – не первый и не последний вдохновился древними мифами.

Общероссийский день библиотек

Я не призываю к замене государства библиотекой, но я не сомневаюсь, что, выбирай мы властителей на основании их читательского опыта, а не на основании их политических программ, на Земле было бы меньше горя.
(с) Из нобелевской лекции Иосифа Бродского.

В детстве я вовсе не представляла библиотеку в виде замка с сокровищами, а библиотекаря – привратником оной. Хотя, признаю, архитектурно-дизайнерская идея неплохая, детям точно понравилась бы, но у меня тогда в голове не было такой картинки. Сравнение это появилось позже.

Борис Пастернак

Положим, — гудение улья,
И сад утопает в стряпне,
И спинки соломенных стульев,
И чёрные зёрна слепней.

И вдруг объявляется отдых,
И всюду бросают дела.
Далёкая молодость в сотах,
Седая сирень расцвела!

Уж где-то телеги и лето,
И гром отмыкает кусты,
И ливень въезжает в кассеты
Отстроившейся красоты.

В сырую страну да в лихую весну

В сырую страну да в лихую весну,
где тополь ночной задевает луну
и над золотыми жилищами рощ
вдоль облака мчится трепещущий дождь,
где зелень и чернь на парчовом пруду
прозрачными пальцами ловят звезду,
где вздохи и всхлипы, и рваная речь
в холодной траве, достающей до плеч, –